Я был старшим пастором служения Fellowship в течение 49 лет. В прошлое воскресенье я произнес свою последнюю проповедь в качестве старшего пастора.

Павел пишет своему ученику Тимофею:

“проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием” –  2 Тимофею 4:2

В семинарии мой наставник, доктор Льюис Фостер, дал свою версию этого отрывка, сказав: “каждый раз, когда я читаю этот отрывок, он как будто говорит со мной лично. Его слова летят прямо через страницу, чтобы напомнить мне, что я должен быть верным в своей проповеди Логоса (слова), и что я должен быть верным как “когда у меня есть возможность или я чувствую это” (в сезон), так и даже когда “времена трудные, и я не чувствую этого” (вне сезона)”.

Я вспоминал эти слова почти каждый раз перед проповедью. В минувшие выходные закончились 49 лет проповеди в качестве старшего пастора Fellowship.

Честно говоря, я осознал, что это будет “последняя проповедь”, когда сидел в задней части аудитории прямо перед тем, как подняться на сцену. Мои мысли были таковыми: “ого, моя последняя проповедь. Позволь мне оценить, сколько проповедей было всего… Сорок девять лет, в среднем 50 проповедей в год… вероятно, около 3000!” (Да, возможно я немного округлил, но точную сумму точно знает Бог!)

На этой неделе один хороший друг опубликовал в Facebook следующее сообщение:

“Вчера был очень знаменательный день для христианской церкви. Наш старший пастор проповедовал свое последнее послание как старший пастор. На следующей неделе он передаст факел Джереми Хадсону. Со вчерашнего дня прошло много времени, и у меня появилось больше возможностей осознать его масштабы. Я все время вспоминаю, как он просто смиренно и грациозно покинул сцену после своей проповеди. Пастор Грант Эдвардс, я хочу от всего сердца поблагодарить вас за то, что вы были таким позитивным примером для подражания для Спрингфилда все эти годы! Вы коснулись бесчисленных жизней своим послушанием Господу, ученичеством “Первых шагов”, миссиями на Филиппинах, в России, в Спрингфилде и многим другим. Я люблю вашу великую веру и то, как выглядит ваша молитвенная жизнь. Спасибо Вам за то, что вы всегда поощряете нас приближаться к нашему Творцу и иметь с Ним настоящие отношения”.

Спасибо! Я не хочу поздравлять себя, но вышеприведенное утверждение – одна из самых добрых вещей, когда-либо сказанных обо мне или мне. Если бы я мог написать эти слова 49 лет назад, подводя итог моему служению, я бы написал следующее:

“… грациозно покинул сцену после своей проповеди. Никаких серьезных слов. Как и в любое другое воскресенье”.

Никто не заметил, что это была последняя проповедь, и не заметил бы, если бы я не понял, что происходит, и не упомянул об этом в самом конце послания… после последней воскресной службы.

Проповедь – это почитание Иисуса.

Это не моя последняя проповедь в Fellowship, только последняя проповедь в качестве старшего пастора. Давайте не будем слишком плаксивыми.

Многие спрашивали: “Что вы собираетесь делать на пенсии?” Теперь я смотрю на свою жизнь как на остановку и начало. Остановившись как старший пастор и организационный лидер Fellowship, но продолжая оставаться пастором-основателем.

Мне всегда хотелось писать чаще и с исследуемой глубины. Трудно заниматься организационной деятельностью, будучи старшим пастором.

Теперь я считаю своей обязанностью рассказать другим, кто проповедует, или тем, кто просто делится посланием с друзьями, чему меня научил Доктор Фостер… что апостол Павел обращается к вам 2000 лет назад, говоря вам быть верными… даже когда это неудобно… к логосу… слову Божьему.

Аминь.